Конституционный суд о принципе справедливости

Конституционный суд о принципе справедливости

Оглавление:

Принцип справедливости в конституции рф статья


Содержание Лица, совершившие преступления, равны перед законом и подлежат уголовной ответственности независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. 1. Статья 19 Конституции провозглашает всеобщее равенство перед законом и судом, закрепляет гарантии этого равенства со стороны государства, одним из проявлений которых является уголовно-правовая защита этого равенства.

Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

2. В комментируемой статье 4 УК России принцип равенства наполняется специфическим уголовно-правовым содержанием: лица, совершившие преступления, независимо от указанных в ней характеристик (пол, раса, национальность и т.д.), равным образом подлежат уголовной ответственности. Уголовно-правовой принцип равенства не означает равных пределов и содержания их ответственности и наказания, в том числе исходя из взаимосвязанного принципа справедливости. Различие в этом может быть существенным и зависеть, например, от пола или возраста лица, его служебного положения.

Так, например, предусмотренное ч.

2 ст. 57 УК неприменение пожизненного лишения свободы к женщинам, лицам, совершившим преступления в возрасте до 18 лет, и мужчинам, достигшим к моменту вынесения приговора 65-летнего возраста, не исключает их уголовной ответственности, а исходя из принципа гуманизма, обеспечивает ее дифференциацию.

Данные ограничения не влияют на назначение другим категориям лиц, совершивших преступления, наказания, соответствующего характеру и степени общественной опасности содеянного, обстоятельствам его совершения и личности виновного, не ущемляют их прав и потому не являются дискриминационными . ——————————— См.: Определение КС РФ от 21.10.2008 N 638-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Горлова Игоря Евгеньевича на нарушение его конституционных прав статьей 57 Уголовного кодекса Российской Федерации, а также его ходатайства о разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 года N 3-П».

Определение Конституционного Суда РФ от 12.04.2005 N 113-О «По жалобе гражданина Маслова Александра Ивановича на нарушение его конституционных прав частями 1, 2 и 3 статьи 30.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИОПРЕДЕЛЕНИЕот 12 апреля 2005 г.

N 113-ОПО ЖАЛОБЕ ГРАЖДАНИНА МАСЛОВА АЛЕКСАНДРА ИВАНОВИЧАНА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧАСТЯМИ 1, 2 И 3СТАТЬИ 30.11 КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХКонституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.

Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И.

Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В.

Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С.

Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,заслушав в пленарном заседании заключение судьи В.Г. Ярославцева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы гражданина А.И. Маслова,установил:1. Согласно КоАП Российской Федерации вступившие в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб, протестов могут быть опротестованы прокурором (часть 1); право принесения протеста на вступившие в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, решение по результатам рассмотрения жалобы, протеста принадлежит прокурорам субъектов Российской Федерации и их заместителям, Генеральному прокурору Российской Федерации и его заместителям (часть 2); вступившие в законную силу постановление по делу об административном правонарушении и решения по результатам рассмотрения жалоб, протестов правомочны пересматривать председатели верховных судов республик, краевых, областных судов, судов городов Москвы и Санкт-Петербурга, судов автономной области и автономных округов и их заместители, Председатель Верховного Суда Российской Федерации и его заместители (часть 3).В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.И.

Маслов просит признать части 1, 2 и 3 статьи 30.11 КоАП Российской Федерации не соответствующими Российской Федерации, ее (часть 2), (часть 1), (часть 2) и (часть 3), в той мере, в какой они позволяют суду надзорной инстанции исключительно по протесту прокурора отменить вступившее в законную силу судебное решение по основаниям, влекущим ухудшение положения лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, не извещая его о месте и времени рассмотрения дела, не предоставляя ему возможность ознакомиться с протестом, обосновать и довести до суда свою позицию по обсуждающимся вопросам путем личного участия или иным способом.

Российская Конституция и право о социальной справедливости

09 февраля 2017

Автор Александр Андреевич Гаганов — эксперт Центра Сулакшина, к.ю.н.

Традиционно принято считать, что социальная справедливость исчерпывается перераспределением благ в пользу социально слабых и существует при определенном регулировании социальной сферы или сферы социально-экономических прав человека.

Однако справедливость, социальная справедливость в понимании, которое лежит в основе данной монографии, проявляется практически во всех сферах деятельности государства, и нельзя ограничиваться рассмотрением лишь социальной сферы. Справедливость как правовой принцип лежит в основе всех отраслей права, как публичного, так и частного.

Социальная справедливость тесно связана с реализацией социально-экономических прав (труд, пенсии, социальное обслуживание, образование, медицина, доступ к культурным ценностям), социальной функцией частной собственности. Анализ конституций стран мира позволяет выделить основные позиции, по которым определяется социальная справедливость: это приоритет расходов бюджета на социальные нужды (перераспределение доходов бюджета в пользу социально слабых), регулирование труда и справедливая его оплата, обязывающий характер частной собственности, допустимость законных забастовок, роль профсоюзов, государственное пенсионное обеспечение, государственное образование (бесплатное в определенной части), бесплатное медицинское обслуживание, социальная защита незащищенных слоев населения (малоимущих, инвалидов, пенсионеров, детей, многодетных семей, безработных и других). По существу, названные показатели характеризуют государство как социальное, а значит, и стремящееся к социальной справедливости.

Например, согласно Конституции Польши 1997 года Польша —

«государство, осуществляющее принципы социальной справедливости»

.

Слово «справедливость» упоминается в Конституции РФ один раз, в преамбуле в следующем контексте: народ России, «чтя память предков,

О равенстве перед законом и судом как конституционном принципе правосудия Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Романенко Наталья Валерьевна аспирант кафедры судебной деятельности Уральской государственной юридической академии (e-mail: О равенстве перед законом и судом как конституционном принципе правосудия Статья посвящена исследованию принципа равенства перед законом и судом. Автор обосновывает диалектическую природу равенства, необходимость исключений из него, критически оценивает содержащиеся в законодательстве определения равенства, формулирует собственные определения равенства и неравенства перед законом и судом.

Ключевые слова: равенство, принцип правосудия, закон, суд. N.V. Romanenko, Post-graduate of a Chair of Judicial Activity of the Urals State Law Academy; e-mail: Equality before the law and the court as a constitutional principle of justice The article is devoted to the study of the principle of equality before the law and the courts.

The author proves the dialectical nature of equality, the need for exceptions to it, is critical of the definition in the law of equality, formulates its own definitions of equality and inequality before the law and the courts. Key words: equality, principle of justice, law, court. В современном мире практически все конституции демократических государств устанавливают формальное равенство для населяющих их территории людей.

Это всеобщая тенденция развития нашего общества, степень его цивилизованности, ступень, характеризующая уровень его зрелости. Универсальный «тон» формального равенства задается такими положениями международно-правовых актов, как ст.

1, ст. 7 Всеобщей декларации прав человека [1], ст. 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод [2], ст. 14, 20 Международного пакта о гражданских и политических правах [3].

Их основное содержание сводится к следующему: все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Все люди равны перед законом и имеют право, без всякого различия, на равную защиту закона. Все люди имеют право на равную защиту от какой бы то ни было дискриминации и от какого бы то ни было подстрекательства к такой дискриминации.

Уголовно-процессуальная категория «Справедливость» в правовых позициях Конституционного Суда РФ Текст научной статьи по специальности «Государство и право.

Юридические науки»

ВЕСТН.

МОСК. УН-ТА. СЕР. 11. ПРАВО. 2016. № 3 ВОПРОСЫ УГОЛОВНОГО ПРАВА И ПРОЦЕССА О.

Л. Васильев, кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора МГУ* УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ КАТЕГОРИЯ «СПРАВЕДЛИВОСТЬ» В ПРАВОВЫХ ПОЗИЦИЯХ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ В статье анализируется уголовно-процессуальная категория «справедливость», вызывающая различное толкование в науке и на практике. Автор исследует доктринальные позиции, относящиеся к определению данной категории, и обращается к многочисленным решениям Конституционного Суда РФ, в которых эта категория рассматривается как основополагающая идея. Ключевые слова: справедливость, уголовный процесс, уголовно-процессуальный кодекс.

The article analyzes the criminal procedural category of «justice», which causes a different interpretation in the science and practice. The author investigates the doctrinal position relating to the definition of this category, and refers to the judgments of the Constitutional Court, in which this category is considered as the basic idea.

Keywords: justice, criminal procedure, criminal procedure code. «Справедливость» в уголовном процессе в последнее время можно назвать камнем преткновения, который должен был бы стать краеугольным камнем уголовного судопроизводства. Понятно, почему возникают споры, — данная категория, пожалуй как никакая другая, является весьма противоречивой: с одной стороны, она совершенно непонятна (что такое справедливость, каждый пытается объяснять по-своему), а с другой — абсолютно очевидна (каждый понимает, где есть справедливость, а где ее нет); с одной стороны, она прямо, конкретно и довольно ограниченно закреплена в Уголовно-процессуальном кодексе РФ (далее — УПК РФ), но, с другой стороны, весь уголовный процесс должен быть справедливым.

С одной стороны, она довольно популярна как предмет академического спора1, а с дру- * 1 См., напр.: Современные проблемы законности и справедливости в уголовном процессе: Материалы Междунар.

Постановление Конституционного Суда РФ от 26.11.2012 N 28-П «По делу о проверке конституционности положений части 1 статьи 16.2 и части 2 статьи 27.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью «Авеста»

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИИменем Российской ФедерацииПОСТАНОВЛЕНИЕот 26 ноября 2012 г.

N 28-ППО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИПОЛОЖЕНИЙ ЧАСТИ 1 СТАТЬИ 16.2 И ЧАСТИ 2 СТАТЬИ 27.11КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХПРАВОНАРУШЕНИЯХ В СВЯЗИ С ЖАЛОБОЙ ОБЩЕСТВАС ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ «АВЕСТА»Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.

Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М.

Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д.

Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П.

Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,с участием представителя Совета Федерации — доктора юридических наук А.С.

Саломаткина, полномочного представителя Президента Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.В. Кротова,руководствуясь Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, частью первой статьи 21, статьями 36, 74, 86, 96, 97 и 99 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»,рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности положений и КоАП Российской Федерации.Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба ООО «Авеста».

Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Российской Федерации оспариваемые заявителем законоположения.Заслушав сообщение судьи-докладчика Н.В.

Мельникова, объяснения представителей стороны, издавшей и подписавшей оспариваемые акты, выступления приглашенных в заседание представителей: от Министерства юстиции Российской Федерации — Е.А.

Борисенко, от Генерального прокурора Российской Федерации — Т.А.

Васильевой, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерацииустановил:1.

В соответствии с КоАП Российской Федерации недекларирование по установленной форме товаров, подлежащих декларированию таможенным органам, за исключением случаев, предусмотренных «Недекларирование либо недостоверное декларирование физическими лицами иностранной валюты или валюты Российской Федерации» данного Кодекса, влечет наложение административного штрафа на граждан и юридических лиц в размере от одной второй до двукратного размера стоимости товаров, явившихся предметами административного правонарушения, с их конфискацией или без таковой либо конфискацию предметов административного правонарушения.

2.2 НОРМАТИВНОЕ ЗАКРЕПЛЕНИЕ ПРИНЦИПА справедлиВОСТИ В КОНСТИТУЦИИ РФ 1993 ГОДА

курсовая работа Конституция Российской Федерации, принятая на Всенародном референдуме 12 декабря 1993 г. (далее Конституция), содержит в себе целый комплекс принципов (гарантий) правосудия, но непосредственно норм о справедливом судебном разбирательстве не предусматривает. В Конституции много таких понятий, как «свобода», «гарантии», но слово «справедливость» присутствует только в преамбуле — «чтя память предков, передавших нам… веру в добро и справедливость…».

В Конституции нет таких понятий как «справедливость» или «справедливое судебное разбирательство», как нет и единого принципа справедливости. Всё это даёт широкую свободу действий при применении Конституции при отправлении правосудия — Верховный и Конституционный суды РФ борются за звание «зерцала справедливости» — и эта борьба уже стала далеко не борьбой за справедливость, а скорее борьбой за престиж, за монопольное право указывать «низшим» судам, что им делать. И авторы, исследующие Конституцию РФ, само самой такого понятия также избегают и выделяют или конституционные принципы правосудия, или конституционные гарантии правосудия.

Так, например, М.В. Баглай выделяет конституционные гарантии правосудия: гарантии подсудности, право на юридическую помощь (ст. 48), презумпцию невиновности (ст. 49), запрет повторного осуждения (ст.

50), недействительность незаконно полученных доказательств (ч.

2 ст. 50), право на пересмотр приговора (ч. 3 ст. 50), гарантии от самообвинения (ст. 51), права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью (ст.

52), запрет обратной силы закона (ст. 54). Баглай М.В. Конституционное право России.

9-е издание измененное и дополненное. — М.: Норма. 2011. — 596 с. Л.А.Нудненко — конституционные принципы правосудия: осуществления правосудия только судом (ч.

1 ст. 118), запрет создания чрезвычайных судов (ч.

3 ст. 118), самостоятельности судов (ст.

124 — гарантия этого принципа), несменяемости судей (ч. 1 ст. 121), неприкосновенности судей (ч.

1 ст. 122), гласность в деятельности судов (ч.

Принцип пропорциональности в практике Конституционного Суда РФ

 Говоря о роли Конституционного Суда в судебной системе России, Председатель Суда Зорькин В. Д. отмечал: “Будучи сам органом государственной власти, он в то же время выступает арбитром между государством, с одной стороны, и гражданским обществом — с другой” [1].

Выступая в качестве “негативного законодателя” Конституционный Суд способен задать новое направление развитию общественных отношений, придавая взаимным правам и обязанностям личности и государства формы, отвечающие требованиям Конституции РФ и соответствующей ее смыслу.

Многие исследователи отмечают субъективность подхода к определению допустимости ограничения прав и свобод судебным органом, когда большое значение при принятии того или иного решения играет личность заявителя, его гражданство (подданство), заинтересованность государства в ограничениях прав граждан данной категории. Следовательно, необходимо изменить или скорректировать процедуру признания права несоразмерно ограниченным, нарушенным. Принятое название данного механизма — тест пропорциональности (соразмерности).

На современном этапе развития конституционализма принцип пропорциональности имеет важное политико-правовое значение, активно используется в судебной практике Европейского суда по правам человека и национальных судов.

Главная идея, лежащая в его основе — уравновешивание интересов одного лица и не менее важных принципов, прав и законных интересов других лиц, в том числе — интересов государства.

В правовой системе Российской Федерации принцип соразмерности вытекает из смысла части 3 статьи 55 Конституции РФ и определения государства как правового в статье 1 (об этом же говорит КС РФ в Постановлении от 15.01.2002 № 1-П). Устанавливая возможность ограничения прав и свобод только по закрытому перечню оснований, РФ как бы очерчивает рамки дозволенного вмешательства в частную жизнь лиц.

Однако абстрактность формулирования данных оснований дает правоприменителю весьма широкие полномочия для ограничения прав человека, оправдываясь при этом интересами общества и государства.

Определение Конституционного Суда РФ от 02.04.2009 N 476-О-П «По жалобе гражданки Боровиковой Надежды Федоровны на нарушение ее конституционных прав пунктом 6 части первой статьи 2 Федерального закона «О социальных гарантиях гражданам, подвергшимся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне»

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИОПРЕДЕЛЕНИЕот 2 апреля 2009 г. N 476-О-ППО ЖАЛОБЕ ГРАЖДАНКИ БОРОВИКОВОЙ НАДЕЖДЫ ФЕДОРОВНЫНА НАРУШЕНИЕ ЕЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПУНКТОМ 6 ЧАСТИПЕРВОЙ СТАТЬИ 2 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА

«О СОЦИАЛЬНЫХ ГАРАНТИЯХГРАЖДАНАМ, ПОДВЕРГШИМСЯ РАДИАЦИОННОМУ ВОЗДЕЙСТВИЮВСЛЕДСТВИЕ ЯДЕРНЫХ ИСПЫТАНИЙ НА СЕМИПАЛАТИНСКОМ ПОЛИГОНЕ»

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.

Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И.

Клеандрова, С.Д. Князева, А.Л.

Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д.

Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, В.Г.

Ярославцева,заслушав в пленарном заседании заключение судьи С.Д. Князева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы гражданки Н.Ф. Боровиковой,установил:1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Н.Ф.

Боровикова оспаривает конституционность Федерального закона от 10 января 2002 года N 2-ФЗ

«О социальных гарантиях гражданам, подвергшимся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне»

, согласно которому гражданам, получившим в результате ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне суммарную (накопленную) эффективную дозу облучения, превышающую 25 сЗв (бэр), гарантируется такая мера социальной поддержки, как ежемесячная выплата денежной компенсации в размере 200 рублей на приобретение продовольственных товаров.Как следует из представленных материалов, Н.Ф. Боровикова с 1941 года по 1994 год проживала в селе Казбек Бородулинского района Семипалатинской области, включенном в населенных пунктов бывшей Казахской ССР, подвергшихся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне (утвержден распоряжением Правительства Российской Федерации от 15 марта 1995 года N 356-р), и получила суммарную (накопленную) дозу облучения более 25 сЗв (бэр).

Определение Конституционного Суда РФ от 14.01.2016 N 15-О «По запросу Курганского областного суда о проверке конституционности положений статьи 252, части первой статьи 389.13, части третьей статьи 389.20 и части первой статьи 389.24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИОПРЕДЕЛЕНИЕот 14 января 2016 г.

N 15-ОПО ЗАПРОСУКУРГАНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА О ПРОВЕРКЕКОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОЛОЖЕНИЙ СТАТЬИ 252, ЧАСТИ ПЕРВОЙСТАТЬИ 389.13, ЧАСТИ ТРЕТЬЕЙ СТАТЬИ 389.20 И ЧАСТИ ПЕРВОЙСТАТЬИ 389.24 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСАРОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИКонституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М.

Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П.

Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д.

Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г.

Ярославцева,заслушав заключение судьи Н.В.

Мельникова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение запроса Курганского областного суда,установил:1.

Курганский областной суд обратился в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности следующих положений Уголовно-процессуального Российской Федерации: «Пределы судебного разбирательства», которая предусматривает, что судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению (), а изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту (); «Порядок рассмотрения уголовного дела судом апелляционной инстанции», согласно которой производство по уголовному делу в суде апелляционной инстанции осуществляется в порядке, установленном — данного Кодекса, регламентирующими производство в суде первой инстанции, с изъятиями, предусмотренными его «Производство в суде апелляционной инстанции»; «Решения, принимаемые судом апелляционной инстанции», устанавливающей, что в случае выявления обстоятельств, указанных в и данного Кодекса, суд апелляционной инстанции выносит апелляционные определение или постановление в соответствии с ; «Отмена приговора или изменение

Проблема законодательного закрепления принципа справедливости Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

ПРОБЛЕМА ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО ЗАКРЕПЛЕНИЯ ПРИНЦИПА СПРАВЕДЛИВОСТИ МУТАСОВА МАРИНА АЛЕКСЕЕВНА ФГБОУ ВПО «Тамбовский государственный университет имени Г.

Р. Державина», г. Тамбов, Российская Федерация, e-mail: В статье рассматривается проблема формального закрепления принципа справедливости в законодательстве. Отмечается отсутствие единства мнений в юридической науке по поводу того, на каком уровне необходимо закрепить принцип справедливости — конституционном или отраслевом, и достаточно ли будет отразить только в конституции принцип справедливости как общеправовой, или еще продублировать в отраслевом законодательстве.

Признается, что найти универсальное определение справедливости и принципа справедливости, которое бы отражало все возможные варианты их применения и при этом было бы лаконичным и четким, не ведущим к «раздуванию» нормы закона, очень сложно. Указывается, что в международных правовых актах справедливость правосудия, прежде всего, выражается через процессуальный статус лица, привлекаемого к ответственности, наделение его определенными правами и обеспечение их реализации.

Отмечается, что общеправовой принцип справедливости, который свойственен абсолютно для всех отраслей права, безусловно, нуждается в законодательном закреплении.

De facto Конституционный Суд РФ признает указанный принцип конституционным, de jure до настоящего времени он не получил своего закрепления как в Конституции, так и в некоторых регулирующих самостоятельные отрасли права кодексах.

Анализируется практика судов Тамбовской области на предмет реализации принципа справедливости. Предлагается редакция ч. 1 ст. 46 Конституции РФ. Ключевые слова: справедливость, принцип справедливости, справедливость правосудия Принципы права — одна из основных категорий юриспруденции, исследование которой представляет интерес как для теории, так и для практики.

Принципы права отражают сущность самого права, особенности той или иной правовой системы, какие культурные ценности [1] личности признаются государством на определенном этапе развития общественных отношений.

Конституционный принцип справедливости

СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ I.

1.1. Понятие справедливости и принципам справедливости 1.2.

Сущность и содержание принципа справедливости II. Принцип справедливости в Конституциях 1918 года и 1993 года 2.1. Принцип справедливости в Конституции РСФСР 1918 года 2.2.

Нормативное закрепление принципа справедливости в Конституции РФ 1993 года 2.3. Сравнительный анализ Конституции РСФСР 1918 года и Конституции РФ 1993 года ЗАКЛЮЧЕНИЕ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ВВЕДЕНИЕ Актуальность работы в том, что справедливость общественного устройства относится к числу наиболее важных вопросов, стоящих перед обществом.

Поэтому одни из первых памятников культуры утверждают о важности этой категории в культурной и социальной жизни человека и общества. Недаром ранние мифы и представления о мире содержат образ справедливости как меры всех вещей. Проблематика научного осмысления справедливости начинается с момента рождения философской мысли.

В данное время категория справедливости как предмет научного анализа является нужной практически во всех сферах гуманитарного знания: психологии, социологии, политологии, экономики и т.п. При этом исследования носят не умозрительный характер, а практико-прикладной. Особую значимость исследованиям принципа справедливости в его конституционном формате придает тот факт, что Конституция Российской Федерации закрепила не только «веру в добро и справедливость», но и конкретные юридические механизмы реализации справедливости как регулятивного принципа.

Формально-юридически, то есть текстуально, этот принцип в Основном Законе не выражен (что делает его исследование достаточно сложным, но вместе с тем интересным), однако можно назвать несколько сотен решений Конституционного Суда, в которых конституционный принцип справедливости находится в основе сформулированной правовой позиции Суда и принятого на ее основе решения. Принцип справедливости как бы растворен в нормативном содержании Конституции, выражает «дух» Основного Закона.

Принцип справедливости в решениях Конституционного Суда Российской Федерации в сфере таможенного права

(Мухамадеева Г.) («Таможенное дело», 2009, N 2) ПРИНЦИП СПРАВЕДЛИВОСТИ В РЕШЕНИЯХ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СФЕРЕ ТАМОЖЕННОГО ПРАВА Г.

МУХАМАДЕЕВА Справедливость — это то, что в человеческой душе самое исконное, в обществе самое основное и благородное из всех понятий, и то, что массы сегодня наиболее страстно требуют.

Оно — содержание сущности религии, как одновременно оно — форма рассудительности, глубоко скрытый предмет веры и начало, середина и конец знания. P.-J. Proudchon 1. Конституционный Суд о справедливости, или Справедливый Конституционный Суд Г. Шпрегнер в своей работе писал:

«Опыт учит, что нет ничего труднее, чем описать то, что само собой разумеется»

.

Именно поэтому мы сталкиваемся со значительными затруднениями, когда пытаемся дать ясное определение справедливости. Содержание понятия справедливости включает в себя различные элементы, и порой не только нормативного характера, оно тесно взаимосвязано с моралью, идеологией и политологией. В данной связи справедливость не статична, а динамична, она развивается с развитием отношений в обществе, с развитием в нем идей морали и понятий права и государственности.

С каждым своим изменением справедливость приобретает новое определение и новое понимание. Если в одних случаях преобладает скорее формальный взгляд на различные явления насущной действительности при отчуждении индивидуального, то в других случаях каждый конкретный последующий подход все дальше и дальше отдаляет от соблюдения общих правил и предписаний. Поэтому большинство авторов склоняются к мнению, что решение этой проблемы найти в теории невозможно.

Следовательно, к проблеме определения справедливости необходимо подходить путем практического опыта. ——————————— Шпрегнер Г. Взаимодействие: соображения по поводу антропологического понимания масштабов справедливости // Государство и право.